Мне кажется, основная мотивация тех, кто идет на факультет психологии — это желание помогать людям. В моем случае мотивация была иной: мне просто была любопытна природа человеческого сознания. Как люди работают, как думают, как принимают решения, почему им нравятся или не нравятся определенные вещи.

Факультет психологии помогает студентам быть рефлексивными, лучше себя понимать и лучше выстраивать взаимоотношения с внешней средой. Ты учишься быть внимательнее к внутреннему миру, и собственному, и окружающих.

Я занимаюсь социальной психологией, в частности  межгрупповыми  отношениями, предубеждениями и стереотипами. Это очень важная тема в решении межэтнических конфликтов и в области diversity and inclusion, которая активно развивается в HR-направлении. На фоне право-популистских настроений в западном мире, эта тема привлекает еще больше внимания. Поэтому самые разные аспекты межгрупповых отношений требуют вмешательства ученых. Почему люди ассоциируют себя с той или иной группой и испытывают по этому поводу определенные эмоции? Как разные формы идентификации со своей страной влияют на отношение к мигрантам? Как мы воспринимаем и сочетаем разные групповые принадлежности (иногда конфликтующие) в себе и в других?

По окончании магистратуры я осталась преподавать в Вышке, где и проработала до начала PhD. Несколько моих студентов сейчас работают в сфере профилактики ксенофобии и экстремизма, адаптации и интеграции мигрантов, развития межкультурной компетентности, и т.д. На мой взгляд, самая важная часть работы психолога, занимающегося межгрупповыми отношениями на практике — развивать социальные программы, направленные на повышение открытости культурному разнообразию, снижение предубеждений и межгрупповых конфликтов.

Выбор этой области исследований отчасти был определен личным опытом. Я иммигрант в первом поколении, моя семья переехала из Армении, когда мне было 10 лет. Когда у моих одноклассников был обычный подростковый кризис, у меня был кризис идентичности: пыталась понять, насколько культура, в которой я родилась и выросла, может и должна меня определять. Мне повезло с преподавателями по социальной, кросс-культурной и этнопсихологии. Вопросы, которые они поднимали, цепляли меня лично — мне казалось, мне есть что сказать на тему межгрупповой психологии.

Я довольно рано решила, что наука — это единственное, чем я хочу заниматься. На 4 курсе я пошла стажироваться в Лабораторию социально-психологических исследований при факультете (сейчас это Международная лаборатория социокультурных исследований). Поняла, что это мое, и осталась там работать.

Когда я решила поступать на PhD, то по личным обстоятельствам выбрала Германию. У меня были довольно жесткие критерии: чтобы была возможность работать со своей идеей, а не в рамках существующего проекта, чтобы научный руководитель был из области кросс-культурной психологии, и чтобы обучение и проживание полностью финансировались. Сочетание первого и последнего пунктов – это большая редкость, во всей Германии фактически только две PhD программы, которые предлагают финансирование под собственные проекты кандидатов. Мне сильно повезло попасть на лучшую из них, конкурс на эти позиции всегда очень большой.

Академический рынок труда становится все жестче. На мой взгляд, то, что делает выпускников Вышки конкурентоспособными — это система научно-учебных лабораторий. Там я получила опыт, с которым была впереди многих кандидатов. Когда ты приходишь в лабораторию, сразу включаешься в активную исследовательскую деятельность — публикуешься, участвуешь в конференциях, знакомишься с иностранными профессорами, которые могут впоследствии дать тебе рекомендательные письма. Чаще всего ты потом конкурируешь с людьми, у которых не было такой активной исследовательской деятельности до начала PhD.

Сейчас в психологии страшно востребовано все, что имеет приставку «нейро». Это довольно молодая область психологии, где есть масса нерешенных проблем, но я надеюсь, что со временем станет понятно, на какие вопросы нейропсихология действительно может дать ответы, а на какие нет.

Сейчас я планирую постдок, потому что моя цель — академическое карьера. На западном рынке труда чтобы получить профессорство в психологии чаще всего нужно проработать несколько лет после получения степени на исследовательских позициях. За это время ты должен обзавестись большим списком публикаций в топовых журналах и как минимум одним большим европейским грантом. Поэтому постдок — это такой фильтр для молодых ученых, который отделяет тех, кто просто может хорошо делать исследования, от тех, кто может делать это на высочайшем уровне.

Строить академическую карьеру  лучше с бакалавриата, хотя в этот момент еще трудно окончательно понять, чего хочешь от образования. В любом случае стоит включиться в научно-учебные лаборатории, если есть хоть какой-то интерес к науке. Работа в лаборатории поможет понять, твое это или нет. Если есть возможность, стоит поучиться в магистратуре за рубежом или на программе двойных дипломов, это сильно расширяет горизонты. Чтобы быть успешным в науке, нужен искренний интерес к теме, уверенность в выбранном направлении и стрессоустойчивость, потому что критики и неопределенности всегда будет много.

О программе "Прикладная социальная психология" в НИУ ВШЭ:

Прикладная социальная психология — англоязычная магистерская программа НИУ ВШЭ. Программа построена в рамках европейских университетских форматов. Обучение ведется по четырем направлениям: социальная психология, кросс-культурная психология, экономическая психология, психология труда и организационная психология. Студентам предоставляется возможность стажироваться в Университете Тилбурга (Нидерланды) и по итогам обучения получить два диплома. Лекции наряду с преподавателями Вышки читают профессора из университетов Германии, Израиля, Венгрии, Нидерландов, Канады и США.